Бакинские молокане: История

Print Friendly, PDF & Email

Н.С. КАСТРЮЛИН

Зародившееся  во второй половине 18 века и получившее широкое развитие в первой половине 19 века,  молоканское движение явилось одним из направлений духовного христианства.

При Екатерине II молокан вместе с духоборами массово выселяли в  южные окраины, в основном в Таврическую и Бессарабскую губернии. При царе Александре I в 1805 году молоканам была предоставлена свобода вероисповедания. При царе Николае I  началось изгнание молокан в дальние окраины, больше в Закавказье. Выселение молокан, как и духоборов, и иных сектантов, в Закавказье преследовало двоякую цель: удаление из центральных губерний инакомыслящих и внедрение русской культуры в присоединённых к России Закавказских провинциях. Выселение  молокан в Закавказье  началось в 30-ых годах 19 века.

Насильственно переселённые в Закавказье молоканские общины сумели наладить добрососедские отношения с местным населением и за короткое время создать процветающие многоотраслевые хозяйства. За несколько поколений они стали практически местным населением. По  свидетельству газеты «Кавказ» за 1850 год появление русских переселенцев  способствовало благоустройству края. «Города перестали нуждаться в плотниках, пиль­щиках, печниках, косцах, извозчиках, в особенности на почтовых станциях, из которых многие ими содержатся по Шемахинской губернии; с тех пор европейские постройки стали являться даже по деревням, устроились большие мельницы, явилась везде крупчатая мука, гречиха, овес и огородные овощи».

Первые молоканские переселенцы в Азербайджане появилось в  1834 году. Они основали село Алты-Агач  в горной долине реки Ата-чай, поросшей густым непроходимым лесом. В первое время им пришлось жить в наскоро построенных шалашах. С 1834 по 1839 год в Алты-Агаче поселились 1681 человек. Переселенцы прибыли из Саратовской, Тамбовской, Оренбургской, Владимирской, Таврической и Бессарабской  губерний. Всего поселилось 310 семей.

С  1840  по 1849 год вблизи от Баку  возникли молоканские сёла  Хильмилли,  Маразы,  Чухур-Юрт, Джабаны,  Астраханка, Ивановка. Молоканские сёла появились также на Мугани, в Ленкоранском и  Кубинском уездах.

С самого начала поселения молокане из близлежащих сёл  стали посещать город Баку, где сбывали свою сельскохозяйственную продукцию, покупали мануфактуру, предметы домашнего обихода. В зимнее время, свободное от полевых работ, некоторые мужчины занимались извозом. На своих огромных фургонах, запряжённых лошадьми, они занимались перевозкой грузов по городу и на большие расстояния, вплоть до Тифлиса и Батуми. Некоторые девушки из молоканских семей устраивались на работу в богатые дома горничными. Их целью было справить себе к свадьбе хорошее приданое. Для  проживания в городе сельские общины строили  т.н. постоялые дворы. Они представляли собой что-то вроде гостиниц, где любой односельчанин мог на время остановиться и проживать, а также разместить свои груз и подводу с  быками или лошадьми. Содержались постоялые дворы за счёт сельской общины. Случалось так, что некоторые  семьи находили себе в городе выгодную работу и обосновывались на постоянное местожительство. Так в городе постепенно стали  поселяться молоканские семьи из близлежащих сёл, в основном из Шемахинского уезда.

В 19 веке Баку был небольшим  провинциальным городом с населением в начале века около 4,6 тыс. человек, в конце – около 112 тыс. Центр  города находился в   районе Крепости (Ичери шехер). Оседавшие в городе молоканские семьи поселялись на окраине, где строили себе дома и подсобные помещения. Так уже в 50-60-ых годах 19 века  в Баку возникла Молоканская слобода, разместившаяся в удалении от Крепостных стен. В центре слободы  в 1870 году был  посажен сад, получивший название Молоканского сада. В пределах слободы размещались жилые дома, лавки, извозные дворы, конюшни, бондарные мастерские.

В  связи с развитием в Баку в 60-70-ых годах добычи нефти возникла необходимость в транспортировке нефтепродуктов на большие расстояния. Для транспортировки    требовалось много тары. Транспортировка в бурдюках не оправдывала себя, возникла большая потребность в бочках. В это время молокане в слободе наладили массовое изготовление деревянных бочек. Для изготовления бочек  требовалось вымачивать деревянные детали. Поэтому перед многими  лавками (мастерскими) рылись большие ямы, заполняемые водой. Так как эта вода длительное время не заменялась, возникала угроза  размножения комаров и распространения малярийных заболеваний. К этому времени город разрастался, вокруг Молоканской слободы появились  высокие дома, а Молоканский сад стал местом прогулок горожан. Молоканская слобода со своими бондарными мастерскими уже была не на окраине, а  оказалась почти в центре развивающегося города. Поэтому в1872 году распоряжением  бакинского губернатора В. Позена  Молоканская слобода была перенесена на окраину города, в район Завокзальной. Эту часть города до последнего времени горожане называли Молоканкой. А бондарные мастерские перенесли на  улицу, получившую название Бондарной, в советское время переименованной в улицу Димитрова.

На месте Молоканской слободы  постепенно были возведены высокие здания, сохранившиеся до настоящего времени, а Молоканский сад  был благоустроен и стал излюбленным местом отдыха бакинцев. В Молоканском саду были посажены различные деревья, богатый  молокан Кощеев за свой счёт провёл в сад воду и создал первый в Баку городской фонтан. Одним из зданий у Молоканского сада было  Молоканское собрание. Это здание сохранилось до настоящего времени. Одна из улиц в районе бывшей слободы называлась Молоканской. Позже она была переименована в Мариинскую. При советской власти она стала называться  улицей  9 января, а затем  переименована в  улицу  Хагани. На этой улице  был открыт  театр Микадо, в  преобразованном здании которого в советское время разместился  Русский драматический театр имени Самеда Вургуна. Молоканский сад также был переименован в Мариинский,  в советское время в сад 9 января, а в 1991 году в сад Хагани. Несмотря на переименования бакинские старожилы продолжают его называть Молоканским садом.

Несомненно, что Бакинскую молоканскую общину составили в основном выходцы из близлежащих молоканских сёл, принудительно высланные из центральных губерний России. В основной массе это были потомки  российских крестьян, зачастую крепостных. После отмены в России в 1861 году крепостного права  гонения и преследования молокан приуменьшились. С этого времени в Баку на постоянное местожительство стали приезжать по собственной воле исповедующие молоканскую веру выходцы из среды ремесленников,  купечества и даже из дворянского сословия. В Баку молокане стали  заниматься бизнесом, купечеством.   В начале 20 века в Баку  некоторые молоканские семьи  разбогатели. Наиболее богатыми  и влиятельными в молоканской среде были  братья Скобелевы, владеющие мукомольно-крупяными  предприятиями, обеспечивающими весь Баку отличными хлебными выпечками. Влиятельное положение имели  судовладельцы Колесниковы, предприниматели Кощеевы.

Все молокане, проживающие в Баку,  до революции активно участвовали в жизни молоканской общины. У молокан был свой молельный дом, они регулярно посещали собрания в молельном дому, каждая семья свято придерживалась молоканских традиций. В обязательном порядке праздновались религиозные праздники: Рождество Христово, Крещение Господне, Благовещение, Пасха,  Вознесение, Троица. Молоканская община, как правило, принимала  деятельное участие во всех событиях  в молоканских семьях: рождении детей, заключении браков, смерти близких, поминках. Община занималась оказанием материальной помощи  нуждающимся, помогала в ремонте и строительстве домов. Община имела в своём распоряжении общую посуду, которую выдавала всем на проведение различных мероприятий.

В конце 19 века в Баку  действовали  две молоканские общины, возглавляемые Кощеевым и Колесниковым. Между общинами  были разногласия по идеологическим вопросам – о втором пришествии Христа, тысячелетнем царстве, воскрешении мёртвых. Каждая община имела свой молитвенный дом.

Бакинские  молоканские общины поддерживали связь с другими молоканскими общинами,  как в  Бакинской губернии, так и за её пределами. В 1905 году  бакинские молокане принимали активное участие в  работе Всероссийского съезда Духовных Христиан Молокан, состоявшемся в селе Воронцовка Тифлисской губернии. Съезд был посвящён столетнему юбилею предоставления молоканам  царём Александром 1 свободы вероисповедания. На съезде бакинские молокане были представлены двумя  представительными делегациями, возглавляемыми Николаем Михайловичем Кощеевым и  Иваном Фёдоровичем Колесниковым. В составе делегаций было 48 человек.

Трудные времена для Бакинской общины наступили в годы революций. Необходимо было определить своё положение. На состоявшемся в мае 1917 года сводного Кавказского съезда сектантов  бакинские молокане поддержали внутреннюю и внешнюю политику Временного правительства. Возглавлял молоканскую делегацию на съезде приехавший из Петрограда  министр Временного правительства бакинский молокан Матвей Иванович Скобелев.

В годы революционных преобразований, когда у власти в Баку были Исполнительный Комитет Временного правительства (5.03-21.11.1917г), Совет рабочих и солдатских депутатов(13.11.17-31.08.18), Диктатура Центрокаспия  (1.08-14.09.18), правительство независимой Азербайджанской  республики (15.09.18 – 27.04.20), бакинская молоканская община не принимала активного  участия в политической жизни. Некоторые семьи, напуганные агрессивными событиями националистического характера, не видя перспектив в своей жизни в Азербайджане, ставшем национальным государством, выехали из Баку в Россию, большей частью на Северный Кавказ. За это время  молоканская община в Баку  приуменьшилась.

При Советской власти  жизнь в молоканских общинах  изменилась коренным образом. Общины как таковые продолжали существовать, но их деятельность существенно ограничивалась. На активистов общин оказывалось давление со стороны госорганов и общественных организаций. В некоторых случаях проводились репрессивные мероприятия – лишения голоса на выборах, аресты. В 20-ых годах в Баку многих молоканских активистов лишали  голоса, т.е.права участвовать в выборах и общественной жизни. Большой урон молоканская община понесла в 30-ых годах, особенно в 1937-1938 годах, во время массовых репрессий, когда были арестованы наиболее деятельные члены общины. Некоторые из них были расстреляны.

Несмотря на ограничения  религиозной деятельности общины, в семьях ещё продолжали соблюдать молоканские порядки, но зачастую это делали скрытно. Религиозные праздники, особенно пасху, всёже праздновали в каждой семье. Несмотря на активную антирелигиозную пропаганду, население придерживалось молоканских порядков. Хоронили и поминали покойников обязательно по молоканскому обряду. А бракосочетание молодых уже многие проводили без венчания. Значительно сократилась посещаемость молоканских собраний, хотя в прошлом она была массовой. Детям в школах прививали антирелигиозные убеждения. Многие, особенно молодёжь, стали далеки от религии, хотя продолжали соблюдать молоканские традиции. В порядке вещей стали смешанные браки –  с лицами другой национальности или иного вероисповедания.        Молоканская молодёжь стала получать образование. Ей уже не хотелось жить интересами общины, она приобщались к современной цивилизации. В Баку увеличилось количество  молокан, которые не участвовали в религиозной жизни, но  соблюдали молоканские традиции. Почти у всех  семей из близлежащих молоканских сёл в Баку были родственники. Поэтому сельская молодёжь после окончания  ремесленных училищ и  демобилизации из армии  приезжала к родственникам в Баку, где устраивалась на работу  в  различные предприятия. Через какое-то время многие получали квартиры и становились бакинцами. Молоканская  молодёжь стала поступать в вузы, получать  высшее образование, защищать  диссертации. Из молоканской среды появилось много учителей, врачей, инженеров, общественных  деятелей. К примеру, выходец из молоканского села Алты-Агач  Федор Семенович Непряхин был  директором Бакинского нефтяного техникума, которым бессменно руководил  в течение 30 лет.  Выходцы из молоканской среды  преподавали в вузах, работали в научно-исследовательских институтах, были военными начальниками.

В  советское время молоканское население подразделилось на две группы – молокан религиозных, посещающих собрания, и молокан по происхождению, далёких от религии,  не посещавших  собрания, но чтивших  и соблюдавших традиции своих предков. Постепенно молокан по происхождению становилось всё больше и больше, а молокан посещающих собрания всё меньше.  В молоканских собраниях участвовали в основном лица пожилого возраста, молодёжи   в собраниях почти не было.

В отношении молокан  в это время в Баку  сложилась репутация, что они трудолюбивые и добросовестные люди, что они ведут трезвый образ жизни. Толерантное отношение их к людям разных национальностей и конфесий способствовало  комфортному их проживанию в интернациональном Баку.

В годы Великой Отечественной войны бакинские молокане принимали непосредственное участие в боевых действиях. Почти в каждой семье были отдавшие свои жизни. Многие вернулись с боевыми наградами. Женщины и дети во время войны заменили  на  предприятиях  ушедших на войну мужчин, внеся свой вклад в дело победы над врагом.

Во время войны и в послевоенное время деятельность бакинской молоканской общины несколько активизировалась. В это время несколько увеличилось количество посещающих собрание, укрепилась связь с другими молоканскими общинами. В 1955 году бакинская община организовала  и провела  в Баку съезд молоканских общин, посвящённый 150-летию свободы вероисповедания.

Во второй половине 20 века молоканские общины  продолжали действовать, но активное участие в их деятельности принимали в основном лица пожилого возраста. Многие перестали строго соблюдать молоканские порядки. Община уже не могла строго контролировать поведение своих членов. Участились случаи перехода молокан в другие секты, чаще в баптисты. Молодёжь молоканского происхождения, общаясь с православными, не редко принимала крещение. Негативным для молоканского движения был дефицит молодых лидеров с современным образованием. В 80-ых годах   Бакинская молоканская община  насчитывала в своём составе  порядка  900 человек, посещающих собрание. В общине состояли русские, украинцы и один азербайджанец.

События конца 20 века коренным образом изменили положение русских поселенцев в Закавказье. Произошёл развал интернационального Советского Союза, в национальных республиках возобладали националистические настроения. Начался вынужденный массовый выезд русского населения из национальных республик. В настоящее время из них выехало до 90 процентов русского населения. Таким образом, молокане, вынужденно поселённые в начале 19 века в Закавказье, в конце 20 века стали вынужденными переселенцами из Закавказья.

Из союзных республик Закавказья отток молоканского населения начался в послевоенное время. Это в основном было связано с тем, что молоканские общины  не могли контролировать свою молодёжь. Молодые люди, как правило, отошли от религии и приобщались к светскому образу жизни. Многие стали получать высшее образование, становились квалифицированными специалистами. Зачастую они выезжали за пределы своих республик, где у них было больше возможностей для карьерного роста. Отношение

к молоканам в республиках, в общем-то, было лояльным. Их уже признавали за местных жителей. В местных СМИ их зачастую называли «уважаемыми людьми». Эти заявления, вероятно, были искренними, так как молокане всегда были в дружественных отношениях с местным населением. К тому же они считались хорошими добросовестными специалистами во всех сферах хозяйственной и общественной жизни. Но всёже они находились не в равном положении с местным населением. Их редко выдвигали на руководящие должности, в лучшем случае им доверяли быть успешными замами и исполнителями под начальством местных руководителей. Люди старшего поколения с этим мирились, а молодёжь не хотела себе такого будущего. Она понимала, что у неё здесь нет надёжных перспектив. Поэтому в послевоенное время начался отток молоканской молодёжи из республик Закавказья в Россию и Украину. Со временем этот процесс усилился. Такая эмиграция происходила в советское время, когда девизом было интернациональное братство народов. Положение русских, в том числе и молокан в Закавказье существенно ухудшилось после развала Советского Союза, когда активизировались националистические силы. Молоканам стало ясно, что для них в этих республиках нет перспективного будущего. Им не хотелось покидать ставшими родными за несколько поколений обжитые ими места их жительства. Но иного выхода не было, и они вынуждены были массово выезжать из республик, главным образом в Россию и Украину.

После преобразования Азербайджанской ССР в независимую Азербайджанскую Республику положение  русских в Азербайджане сильно осложнилось. Сложилась такая ситуация, что русские вынуждены были выезжать за пределы Азербайджана. В течение нескольких лет подавляющее большинство русских из Баку выехало в Россию и Украину. В настоящее время русских в Баку осталось порядка 20 тыс. человек.  Конечно,  значительно сократилось и  количество русских молоканского происхождения. Ориентировочно сейчас в Баку молокан осталось всего несколько сот  человек.

В Азербайджане из ранее многочисленных молоканских поселений к настоящему времени фактически сохранилось одно село Ивановка в Исмаиллинском районе. В остальных молоканских сёлах остались доживать по несколько десятков человек пожилого возраста, которым не на что и некуда было переезжать. Несмотря на то, что многие молоканские сёла были основаны и созданы молоканами на ранее необжитых местах, теперешние власти поспешили их переименовать на национальный лад. После массового переселения молокан в республиках Закавказья ещё продолжают действовать малочисленные молоканские общины, в которых состоят в основном лица пожилого  возраста.

Вынужденные переселенцы молокане из Закавказья рассеялись почти по всем областям России и Восточной Украины. Наиболее компактно молоканские переселенцы поселились в Ставропольском и Краснодарском краях, где даже образовали действующие в настоящее время молоканские общины. В 1991 году в России был создан Союз общин Духовных Христиан Молокан, призванный объединять разрозненные молоканские общины. Духовным центром молокан-переселенцев из Азербайджана в настоящее время стала молоканская община в селе Кочубеевском Ставропольского края.

Несомненно, молоканское движение в  конце 18, в 19 и начале 20 веков сыграло важную историческую роль. Во второй половине 20 века оно уже  не было привлекательным для широких масс и постепенно стало терять свою актуальность. Основной причиной постепенного  снижения активности молоканского движения во второй половине 20 века  является  потеря  им независимости. Молоканские общины не могли проводить собственную политику, жить по своим правилам. Они должны были следовать чьим-то указаниям. В действительности молоканские общины могли быть действенными, если бы они самоуправлялись, если  бы могли воздействовать на своих членов, определять образ жизни. Если община не обладает такой возможностью, то она становится формальной  общественной организацией. Она может проводить  только молитвенные собрания и исполнять обряды при похоронах и поминках. В жизни общины, как правило, принимают участие только люди старшего поколения. На этом  влияние общины на жизнь  заканчивается.

Время показало, что в современных условиях невозможно осуществить наивную мечту  молоканского движения – построить общество на принципах  раннего христианства: равенстве, братстве, без эксплуатации человека человеком, общинном производстве и даже общинном распределении.

Что собой представляют молокане в  настоящее время?  Это обыкновенные русские люди, но только воспитанные в духе почтительного отношения к старшим, в трудолюбии, трезвости, в здоровом образе жизни. Конечно, бывают и отклонения.  Некоторые из молокан  поступают в жизни  неадекватно,  нарушают нормы христианской морали, ведут беспутный образ жизни, как и многие их современные сверстники. Но это скорее исключение, чем правило.

Современные молокане –  это те же нормальные граждане  страны, где они проживают. Журналисты  в своих публикациях  зачастую стараются представить молокан какими-то особенными людьми, живущими прошлым, сопровождают свои публикации фотографиями  бородатых мужчин и женщин в старинных нарядах. Несомненно, это относится к представителям старшего поколения, старающимся сохранять  старинные  молоканские традиции.   В действительности же  современные молокане в массе  ничем не отличаются от сограждан страны проживания, как в России, так и в других странах ближнего и дальнего зарубежья.

Покинувшие Баку молокане рассеялись по всему миру, но они продолжают считать себя бакинцами. Случайно столкнувшись где-либо друг с другом, они узнают, что они бакинцы. У них сохранился бакинский акцент, специфические бакинские слова и выражения, манеры поведения. Все они с теплотой вспоминают лучшие свои годы, прожитые в Баку. По возможности они общаются между собой, с оставшимися в Баку родственниками.

Ниже приводятся краткие сведения  из жизни некоторых известных бакинских молокан

Скобелев Матвей Иванович (1885-1938). Родился в Баку в молоканской семье, владеющей  мукомольным комбинатом, обеспечивавшим весь город хлебными выпечками. Окончил Венский политехникум. Член РСДРП с 1903 года, меньшевик. Участник революции 1905-1907 годов  в Баку. С 1912 года депутат  IV Государственной думы от русского населения Закавказья, один из лидеров социал-демократической фракции. В 1917 году  был  заместителем Председателя Исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, с 5 мая – Министром труда Временного правительства. В 1920 году эмигрировал во Францию. Там содействовал установлению торговых сношений Советской России с Францией и Бельгией.  В 1922 году вступил в РКП(б). С 1924 года работал в системе внешней торговли СССР. 29 июля 1938 приговорён Военной коллегией Верховного суда СССР к   расстрелу по обвинению в участии в террористической организации. Реабилитирован в 1957году.

Непряхин Фёдор Семёнович

Фёдор Семёнович Непряхин, проживший долгую жизнь (98 лет),  подростком приехал в Баку из горного молоканского села Алты-Агач. Начав работать чернорабочим на нефтяных промыслах, он постепенно «вырос» до мастера, а затем в течение почти 30 лет возглавлял Бакинский нефтяной техникум. Многие его воспитанники стали впоследствии руководителями НГДУ, УБР, промыслов, бригад и участков. Фёдор Семёнович активно сотрудничал с газетой Вышка, в которой публиковал свои стихи о нефти и нефтяниках. Именно он запечатлел в стихотворной форме все события, связанные с приездом в Баку Есенина, которого сопровождал в поездках по Бакинским нефтепромыслам. Он дружил и вёл переписку  с Маяковским, Максимом Горьким, Владимиром Хлебниковым, Фиделем Кастро, Людмилой Зыкиной, Аркадием  Райкиным, Самедом Вургуном.

Читайте также:  Баку