МОЛОКАНЕ: История и современность

Print Friendly, PDF & Email

Флора Наджи

Бакинский славянский университет доктор филологических наук, профессор, заслуженный журналист, главный редактор журналов "Русский язык и литература в Азербайджане", "YOL"

Журнал YOL, 2011, № 5 (29), с. 8-24

Истории известно немало примеров, когда малочисленные народности и этносы, растворяясь в больших нациях, уходили в прошлое, не оставив после себя и следа. Азербайджан в этом смысле – счастливое исключение для проживающих здесь десятков народностей и этнических групп, сохранивших на протяжении многих веков свою материальную и духовную культуру, язык и обряды.

Я уверена – пусть не единственная, но первая ассоциация, которая может возникнуть у каждого бакинца при слове «молокане», будет связана с топонимом «Молоканский садик». Так называют горожане один из центральных садов Баку, который был заложен ещё в 1870-е годы на месте так называемой Молоканской слободки. После застройки этого района в 1880-е годы слободка была переселена в район Завокзалья, а сад несколько раз менял своё официальное название (Мариинский, Сад 9 января, а теперь – Сад имени Хагани), но бакинцы и сегодня по-прежнему называют этот садик «Молоканским».
Как известно, молокане – это одна из разновидностей русского духовного христианства, представители которого выдвигали «реформаторские» идеи отрицания церкви, в целом института духовной иерархии, основных догматов, которые проповедуются православной церковью, утверждая, что «Богу нужно поклоняться не внешним обрядом, а духом». Молокане имеют очень глубокие корни в российской истории. Волею судеб они оказались неразрывно связаны и с историей Азербайджана.

Дело в том, что ещё в 30-е годы XIX века проповедующие «особо вредную ересь» молокане были отправлены в «закавказские провинции», в том числе и в Азербайджан, на поселение. С тех пор и существуют в некоторых азербайджанских районах (Шемахинском, Гедабекском, Исмаиллинском) молоканские сёла со своей неповторимой аурой, устоявшимся укладом жизни и особыми религиозными установками, которым они следуют по сей день.
Какова история появления молокан в наших краях, на чём основано молоканское вероучение, особенности хозяйствования и культуры населения этих сёл? Ответы на эти и многие другие вопросы мы решили искать в одном из знаменитых молоканских сёл Азербайджана – Ивановке, расположенной в благодатном уголке нашей республики – Исмаиллинском районе.

История Ивановки

Ивановка – старейшее и крупнейшее из молоканских сел на территории Азербайджана. Название его связано с именем русского крестьянина Ивана Першина (как тут не оговориться и не сказать Ивана Первого!), который привёл на эти земли в 1834 году одиннадцать семей. Обосновавшись поначалу на берегу реки Ахох, название которой также связывают с известными русскими междометиями, они в 1847 году перебрались на территорию нынешнего села, где климатические условия были для них более благоприятными. Здесь они и построили село, назвав его Ивановкой в честь Ивана Першина. В следующем году селу исполнится 165 лет.
До установления советской власти население Ивановки составляли только русские. Начиная с конца 30-х годов, здесь стали селиться и представители других национальностей, в основном, азербайджанцы и лезгины. Живущие общиной молокане с воодушевлением восприняли идею коллективного хозяйствования, и к 1936 году всё население Ивановки вступило в колхоз. Первым председателем его стал Иван Васильевич Уваров. Колхоз этот поочерёдно носил имя Сураханских рабочих, Ворошилова, Калинина. Очень быстро менялись не только имена, но и председатели.

В 1953 году председателем колхоза был избран 27-летний Николай Васильевич Никитин. До него за неполные двадцать лет сменили друг друга 10 председателей. Никитин, приняв запущенное хозяйство в трудное для колхоза послевоенное время, руководил им до самой смерти (1994 г.). За это время Никитин Н.В. превратил его в колхоз-миллионер, а сам стал Героем Социалистического труда, членом Президиума Верховного Совета республики. Колхоз, который теперь носит имя Никитина, при поддержке Г.А.Алиева, сумел пережить перестройку, и на сегодня это единственный сохранившийся колхоз на всём постсоветском пространстве.

Ивановка сегодня

Село Ивановка, с населением около 3000 человек, и сегодня живёт своей размеренной жизнью. По русской традиции побеленные дома с украшениями из дерева на фасаде и крыльце вытянуты вдоль одной улицы, в каждый двор проведена вода. Учительница русского языка и литературы Полина Николаевна Радаева, окончившая когда-то Азербайджанский пединститут им. М.Ф.Ахундова (ныне Славянский университет), провела нас по школе, а с самыми маленькими ивановцами мы познакомились в детском саду – светлом, просторном, с разрисованными белыми стенами и белой русской печкой посередине.

Особая достопримечательность Ивановки – это расположенный в центре села Дворец культуры на 700 мест, с мягкими креслами, ложами, построенный ещё во времена Никитина, по его инициативе, под непосредственным его руководством и с присущим ему размахом, который и сегодня является предметом гордости ивановцев. Они говорят, что их Дворец культуры был когда-то самым красивым не только в Азербайджане, но и во всём бывшем Союзе.Дворец и сегодня не утерял своей прежней помпезной красоты. Мы застали там репетицию знаменитого хора «Славяночка». Состоящему из людей самых разных возрастов (от 25 до 68 лет), хору этому присвоено звание Народного хора Азербайджана. Пройдя через парк, остановились у мемориала, установленного 9 мая 1975 года, на плитах которого высечены имена более 300 ивановцев, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественной войны.

Как кадр из старых советских фильмов (в хорошем, ностальгическом смысле этого слова) выглядит кабинет председателя колхоза, ещё никитинский, в котором всё как при его знаменитом хозяине. Во главе колхоза сегодня «тройка» руководителей – председатель колхоза Михаил Васильевич Панфёров, грамотный, дипломированный агроном, представитель главы исполнительной власти района Ольга Тимофеевна Жабина, выпускница Азербайджанского института нефти и химии, и Воропаев Александр Михайлович, председатель Ивановского муниципалитета. Мы обратили внимание на множество стульев вдоль стен кабинета, и нам объяснили, что здесь, как и раньше, вместе с руководителями колхоза, собираются и рядовые колхозники, чтобы сообща, как говорится, коллегиально и в демократической обстановке, решать все насущные задачи, связанные с хозяйством в целом и с нуждами каждого члена колхоза.

Читайте также:  Маразы

«Мало пить и много работать»

Трудовая деятельность – неотъемлемая часть образа жизни молокан, главный критерий оценки человека в обществе, сочетающий в себе религиозную, нравственную и практическую ценность. Не случайно, молокане выражают отношение к труду ёмкой формулой «мало пить и много работать». Это, безусловно, явилось и одной из причин и быстрой адаптации молокан в чуждых им этнических и климатических условиях и достижения ими больших успехов в земледельческо-скотоводческом хозяйстве, которое испокон веков составляло основу трудовой деятельности молокан. Разнообразие естественно-климатических условий Азербайджана предопределило ещё большее многообразие культур сельского хозяйства.

Сегодня колхоз им. Никитина представляет собой крупное хозяйство со своей ремонтной базой, мощным автохозяйством, фермой племенного скота, летними и зимними пастбищами, виноградниками, молочно-товарной фермой, подсолнечным маслозаводом, цехами по переработке молока, выработке сыра. Здесь производится сельскохозяйственная продукция более 30 наименований. В фирменном магазине колхоза, располагающемся в самом центре Баку, выстраиваются очереди за ивановскими молочными продуктами, которые давно стали брендовым товаром.
Большим спросом пользуется и подсолнечное масло, изготовленное в Ивановке, хотя в цехе по переработке подсолнуха всё ещё работают «по старинке». Заведующий цехом Василий Тимофевич Сергеев показал нам станок 1897 года (!), на котором и производится это востребованное покупателями масло. Из винограда Ивановки производят одну из лучших винных марок «Ивановка», которая ценится и на Западе. И всё это благодаря тому, что Никитин в своё время отказался выполнять антиалкогольную программу генсека М. Горбачева и не стал, как другие, вырубать виноградники.
Впечатляет и ферма крупного рогатого скота. Один из наиболее значимых для практики молочного скотоводства метод совершенствования отечественных пород путем их скрещивания с голштинской породой, используемый в скотородчестве со второй половины 1980-х, широко применяется на этой ферме. Это делается с целью повышения молочной продуктивности и улучшения технологических качеств животных. Созданные высокопродуктивные селекционные стада стали надежной племенной базой колхозной фермы. Зоотехник Василий Новосельцев, выпускник Азербайджанского сельскохозяйственного института в Гяндже, подробно и со знанием дела рассказывает о работе, которая ведётся на ферме.

Просторные поля окружают Ивановку со всех сторон. Здесь зерном засевают более трех тысяч гектаров. Мы подъехали к полю, на котором кипела работа. Люди на тракторах, грузовиках, живописно разбросанных по всему полю, с привычной методичностью и годами выработанной сноровкой выполняли свою работу. Машина главного агронома колхоза мелькала то тут, то там, осуществляя контроль за всем происходящим. Попав в объектив камеры, бригадир полеводческой бригады Василий Михайлович Щеглов шутливо заметил, что будет чем похвастаться перед «хозяйкой». При этом он пояснил, что имеет в виду свою жену.
Потом мы побывали на «хырмане», именно так, на азербайджанский манер, называют ивановцы ток.. Горы зерна самых разных сортов и видов ждут своего часа, источая незабываемый запах, присущий злаковым культурам. Одно удовольствие было наблюдать, как слаженно работают здесь люди и машины, «отделяя зёрна от плевел», очищая и отбирая отбирая семена для посева, который вот-вот начнётся.

Молоканская община

Основной социальной ячейкой у молокан является община. С самого возникновения молоканского течения религиозная община представляла собой подобие первых христианских общин. религиозная молоканская община практически без изменений существует до сих пор. Община оказывает повседневное и ощутимое влияние на всех её членов, давая им ощущение социальной защищенности. В то же время она ведает в основном духовно-нравственной жизнью своих членов и воспитанием подрастающего поколения. Основной единицей общины является семья.

Для молоканской семьи характерны строгие патриархальные традиции. Здесь также наблюдается огромная роль религии. Семья представлена тремя поколениями. В отличие от традиционной православной семьи во главе которой всегда стоял кормилец – тот, кто материально её обеспечивал, у молокан главой семьи считается только старший мужчина, выполняющий функции духовного наставника и обладающий огромным авторитетом в семье независимо от его экономической роли в ней. Для современной молоканской семьи характерно, как и раньше, особое уважение к старшим, строгость в воспитании в семье, что обеспечивается контролем общины за семейной жизнью её членов.

Во главе общины, как и в XIX веке, стоит выборный пресвитер (с греческого «старший») – избираемый из числа активных верующих. Он непременный участник всех радостных и печальных событий в жизни каждой молоканской семьи: рождения детей, вступления в брак, смерти родных и близких и т. д. Существуют также должности старшего певца, который руководит пением, и старшего сказателя, который назначает, кому сказывать и сказывает сам. Они ведают исключительно вопросами религии и отправления культа. В том, что это не только слова применительно к Ивановке, мы убедились, когда Ольга Тимофеевна пригласила на встречу с нами сельских старцев. В назначенное для встречи время мы подошли к правлению колхоза и увидели четверых почтенных старцев, сидящих в ряд на скамейке.
Это были пресвитер Василий Терентьевич Прокофьев, сказатель Матвей Васильевич Ермолов, певец Василий Васильевич Казаков, заместитель пресвитера Алексей Васильевич Иванов. Поначалу внешний вид этих седобородых старцев с благообразными, словно просветлёнными изнутри лицами внушает благоговейный трепет. Не скрою, ни одно интервью я не начинала в таком волнении, как это. Но постепенно, по мере того, как они охотно, даже с удовольствием стали отвечать на вопросы, я поняла, что разговоры об излишней строгости нравов молокан, не позволяющей им говорить с представителями СМИ, тем более фотографироваться, оказались сильно преувеличенными.

Читайте также:  Обращение к молоканской общине

Мы проговорили с ними более часа, в результате добились позволения посмотреть молельный дом. Нас отвёл туда сам пресвитер. Мы вошли в просторную светлую комнату, где по воскресеньям проводятся богослужебные собрания. Там стоял обыкновенный деревянный стол («престол»), покрытый белой скатертью, на котором лежали Священные книги.. А по стенам – лавки, на которых, как нам объяснили, по старшинству садятся справа – мужчины, слева – женщины. На молитвенном собрании читают и разъясняют тексты из Библии, периодически сменяя их псалмами.

Сидя в этой комнате, мы узнали много нового и об истории молоканской веры, об основах этого вероучения, которое является определяющим фактором молоканского менталитета и играет огромную роль в их повседневной жизни, накладывая отпечаток на все её стороны. Мы ещё раз осознали, насколько большое значение имеет для молокан религиозная этика. Именно через религию проявляется ценностная ориентация молокан. При этом необходимо отметить, что у молокан нет разграничений между светской и религиозной жизнью. Попробуем, суммируя всё услышанное и прочитанное на эту тему, дать краткую характеристику истории и практики молоканского вероучения.

Об истории молоканской веры

Молоканство как одно из течений «духовного христианства» возникло во второй половине XVIII – первой половине XIX веков. Но история этого вероучения уходит вглубь веков. Ведь взгляды, которые позднее легли в основу учения молокан, известны со времён Киевской Руси, куда они были занесены богомилами из Болгарии. Один из болгарских богомилов монах Адриан, ещё в 1004 году отвергал церковь и её обрядность, за что его называют в теологической литературе «первым религиозным рационалистом в истории русской церкви». Вторым был некий Дмитр, который в 1125 году появляется на юге России, и за своё свободомыслие обрекается на заточение.

Эти идеи находили последователей и в последующие века. В XIV веке на Руси появилась «ересь стригольников», которые не признавали таинства причащения, крещения, покаяния и противопоставляли им разумный подход к «учения Господня». Молокане в чём-то близки по своим взглядам стригольникам. Во времена Ивана Грозного некий Матвей Башкин продолжил традиции вольнодумцев прежних времен: он отрицал иконы, Христа считал простым человеком, не признал троичность божества, церковь, по его мнению, должна быть не строением, а «собранием верных». За свои взгляды Башкин расплатился пытками, анафемой, ссылкой в монастырь.

Во времена Петра I лекарь Д.Е. Тверетинов, сам того не подозревая, создал собственное учение, так как подвергал сомнению всё, что считал лишним, нелепым суеверием, заслонявшим духовную сущность вероучения. Например, он искренне считал, что «все предания, кроме Писания, басни суть человеческие». Он выступал и против почитания креста, так как считал его орудием убийства, бездушным и бесчувственным деревом, уподобляя его мечу, ножу или палке. Как все русские еретики, Тверетинов не мог примириться и с почитанием икон, отрицал посты, праздники святых. Эти взгляды также близки взглядам духовных современных христиан-молокан.
При Петре II и особенно при Анне Иоановне и Елизавете Петровне гонения на раскольников усиливаются. Только при Екатерине II за раскольничьими общинами было утверждено право юридического существования. Это послужило причиной того, что в конце XVIII века появляются различные общины и строятся молитвенные дома.

Тамбовский проповедник

В XVIII веке получил известность своими проповедями Семен Уклеин, личность колоритная и неординарная, отличный оратор, завораживающий слушателей своими беседами, которого в народе ласково называли Семушка. Именно его называют основателем молоканской веры. Его иногда воспринимали, как юродивого, но известно, что юродивые на Руси издревле причислялись к людям Божьим, несшими отпечаток некоторой святости. Такое восприятие ещё больше способствовало невиданному успеху тамбовского проповедника.

Исторический вход в Тамбов С.Уклеина в окружении 70 учеников, с пением псалмов и славословием Бога привлек внимание императорского дворца. Он со своими учениками был посажен в тюрьму, но притворно раскаявшись, по велению императрицы Екатерина II, был освобожден из-под стражи. Исследователи пишут, что поселившись в селе Рассказово Тамбовского уезда, он с ещё большим рвением начал распространять свое учение. Он насаждал молоканство везде, где произносил свои проповеди, обзаводился единомышленниками и последователями.

Из Тамбова молоканство распространилось в скором времени в Саратовскую, Воронежскую, Астраханскую и другие губернии. Именно к этому времени, а точнее к 1766 году, относится и появление самого термина «молокане». Согласно одной из версий, происхождение этого термина связано с тем, что молокане пили молоко в постные дни, когда приём «скоромной» пищи запрещён православными канонами. Сами молокане предпочитают, ссылаясь на упомянутую в Библии метафору, считать свое учение «молоком духовным», есть мнение и о том, что название учения связано с местом поселения первых молокан – у реки Молоки.
Молокане всегда находились под пристальным наблюдением властей и церкви, хотя ничего противоправного не совершали и всегда были верными подданными государства. Руководствуясь Священным Писанием, они призывали почитать «земную» власть. Молокане всегда были далеки от политики, поэтому покорялись любой власти, как данной Богом.Существует документ, из которого следует, что в 1809 году, на запрос Министра Внутренних Дел Князя Куракина о молоканах губернатор Тамбовский донес, что «молокане Тамбовской губернии в нравах своих мирны и спокойны и жалоб на них не поступает».

Читайте также:  Духоборы или молокане: история и традиции - МИР ТВ

При Николае I (1825-1855) отношение к молоканам стало суровее, они были отнесены к «особо вредным» вероучениям. Некоторые послабления были даны молоканам в конце XIX века, правительство пыталось продемонстрировать свою веротерпимость, разрешив регистрировать браки раскольников, выдавать паспорта на общем основании, собираться на моления и т.д. К 1830-м годам относят начало массового переселения молокан на Кавказ. Насильственный характер этого переселения отражен в его образном обозначении – «Тёплая Сибирь».
Существует мнение и о том, что идеи Апокалипсиса о конце мира и наступлении тысячелетнего «царства Христова» также сыграли роль побудительного мотива к массовому переселению молокан, когда десятки тысяч молокан добровольно устремились на Кавказ. Даже царский указ о переселении был истолкован ими как «промысел Божий». Надо отметить, что из 34 русских поселений на Южном Кавказе 30 располагалось на территории Азербайджана. Вопреки всему молокане сумели пронести приверженность своей вере, основам своего учения, которое они и сегодня проповедуют.

Основы молоканского вероучения

Молоканство как религиозное движение имеет единый корень, но внутри него существуют различные толки. Наряду с «постоянными молоканами» выделяются «мокрые молокане» (практикующие водное крещение), молокане-прыгуны, молокане-субботники (соблюдающие субботу) и другие. Молоканские общины Кавказа представлены последователями двух толков – постоянными и прыгунами. Но, в основном, все они отдают предпочтение поклонение Богу только в духе, считают человека Божьей иконой, сотворенным по образу Божьему, не имеют церковной иерархии.
Основой вероучения у молокан является Библия. Одним из требований молоканской веры самого начала было удешевление церкви, упрощение ее организации, церемониала, обрядностей. Молоканские обряды совершались и совершаются бесплатно, что, несомненно, привлекает к немувнимание. Экономическая взаимопомощь, обещание «царства Божьего» на земле укрепляли молоканские группы.

Молокане признают и отмечают следующие религиозные праздники: Рождество Христово, Крещение Господне, Благовещение, Пасху, Вознесение Господне, Троицу (Пятидесятницу), Преображение господне. Отдельные молоканские общины отмечают и другие праздники (Ильин день, Петров день) и некоторые гражданские (День Победы, например), а также сельские традиционные праздники (жатвы – в августе и урожая – в ноябре). Всем гражданским и традиционным праздникам молокане придают религиозный смысл.

Молокане в определенной степени держат посты, т. е. воздерживаются от приема мяса, молока и другой «скоромной» пищи. По их взглядам, постом можно добиться от Бога необходимых благ для человека. Такие посты они проводят перед началом весенних работ, после снятия урожая, для освобождения себя от того или иного греха, болезни, вымаливания здоровья для своих близких и т. п. Молокане представляют себе посты в двух смыслах: физическом и духовном. Под духовными постами они имеют в виду воздержание от всякого рода зла: пьянства, курения, сквернословия и пр. В грехах против своих собратьев молокане исповедуются открыто перед всеми членами своей общины и просят у них прощения.

Пение вообще имеет большое значение у молокан. Необходимо отметить, что молоканская песенная культура – одна из уникальнейших традицией. Религиозные песнопения являются непременной составной частью молитвенных собраний. Особенностью исполнения, своеобразного многоголосого пения, является пение по слогам. Каждый слог очень долго распевается, вытягивается. С пением молокане проводят свои собрания, с пением провожают в последний путь своих братьев и сестер. Молокане поют псалмы, когда им грустно или когда им радостно.
Причём они поют, по их словам, духом, так как не используют при этом музыкальных инструментов. «Наше пение – для Господа, это – наша беседа с Ним», – говорят они. Интересно, что прыгуны поют на своих собраниях те же псалмы и молитвы, как и постоянные, но имеют еще и избранные стихи «зажигательного» содержания, исполняющиеся под плясовой мотив. Что же, у каждого своя форма «беседы с Богом».

Молоканские общины, появившиеся в Азербайджане в начале XIX века, представляют собой уникальное явление. Попав в иноэтническое окружение, молокане вследствие своей замкнутости и особенностей своего вероучения сумели сохранить своеобразный образ жизни и культуры, став одними из культурно-конфессиональных общностей, которые и сейчас отличаются от окружающего их населения Азербайджана.
В то же время в молоканской материальной культуре элементы традиционной культуры, поставленные в рамки Ветхозаветных запретов, сочетаются порой с некоторыми элементами культуры кавказских народов, среди которых молокане живут на протяжении долгого времени. Это прослеживается в их пище (в рационе молокан большое место занимает мясо, но они не едят свинины, любимым напитком является чай, который по восточной традиции подаётся в молоканском доме до еды, они пекут восточные сладости вроде кеты и пр.).

Молоканство – вероучение, имеющее древнюю историю и последователей в нашей стране. Трудно сказать, как дальше будет развиваться это вероучение, какова будет судьба его последователей, самого селения Ивановка. Это покажет лишь время. А пока молокане Ивановки живут и работают на азербайджанской земле, собираются на свои собрания, где они самозабвенно читают и беседуют по Библии, поют старинные псалмы, и пытаются изменить мир светом своей веры и своих нравственных принципов.